Саввино-Сторожевский монастырь. Часть 1

 

Здесь всё настолько необычно, невиданно, что взгляд путешественника, подготовленного долгой поездкой к знаменитому месту и ожидающего разных диковин, не сразу находит то, чему действительно надо бы удивиться. Но если силой сломать глаз, заставить взгляд думать, то эта шкатулка окажется говорящей, монастырь-ларец приоткроется, а внутри замерцает горсть самоцветов.

Стены его не так могучи, как в Троице, однако оборону держать какое-то время смогут, недаром тут в царствование Алексея Михайловича постоянно держали отряд стрельцов около северных ворот. Главный вход был через восточные, Красные ворота. Вот и сегодня хорошо было бы, войдя в монастырь через единственные ныне открытые северные ворота, зажмуриться, и как вереница слепых с поводырём, добрести до Красных, и уж там только открыть глаза и осмотреться.

Вот тут и начинаются не то чтобы чудеса, но что-то необычное, непривычное, важное. Под Троицкой церковьюне ворота, здесь никогда ничего не закрывалось, нет ни створок, ни петель; это и не подклет: когда это подклеты были такого роста? Это высокий, торжественный, красивый, но униженный вход. Униженныйпотому что ниже Троицкой церкви. Сколько хочешь почёта, хоругвей, поклонов, свиты, охраны, хоть триумфаторских венкова всходя наверх по ступеням, помни, кто и что над тобой.

Ещё не были окончены стены монастыря, ещё не было ни царицыных палат, ни царского дворца, ни колокольни, ни трапезнойа эту маленькую церковь уже подняли на многометровую высоту не случайно, не из-за рельефа местности, а с умыслом: входи беспрепятственно, но со смирением. Перепад высот к северу и к югу от Троицкой церквиоколо пяти метров. Когда строитель решал, что вход, ворота и башня будут здесь, он что, не видел этого перепада? Слевагрунт вот он, а справашапка свалится, пока голову задирать будешь, чтобы верх увидеть. Не то что неудобье, а прямо-таки запрет на строительство. Слепой, что ли, строил?

Нет, зрячий и думающий. Такое неудобьередкая удача, грех не воспользоваться, надо только мозгами раскинуть, и новая церковь получится не хуже, чем старый Рождественский собор. Она не пересилила древний храм, но стала началом.

Началом такого узла загадок, что его хитросплетения устанешь разгадывать. Откуда сегодня ни посмотри на Троицкую церковьона маленькая, невысокая, невзрачная несмотря на пеструю раскраску и даже нарисованные сердечки в кокошниках, на замечательный шатёр, барабанчик, главу и крест.

Соорудитель соседнего дома погубил в XIX веке у Троицкой церкви одно из её главных внешних украшенийгульбище, остатки которого ещё видны с севера и с юга. С югалестница, с севераи объедки самого гульбища.

Когда гульбище ещё стояло, оно поневоле было разновысоким с севера и с юга, и растущая к югу высота арок, на которых стояла галереякак, должно быть, была хороша! Остаётся только угадывать и домысливать. А когда домысливаешьи приврать недолго, может быть, там и не было арок, а сплошная стенка стояла. Но всё равно, даже на сплошной стенке должен был быть западный вход в церковь. А теперь он где? На западе жёлтого дома? А северный выход из церкви почему ведёт на балкончик? Воздухом подышать? И южный выход из церкви наверняка был. Где он сейчас?

В Красной башне была церковь св. Алексея. Ныне почти ничего об этом не напоминает, но есть неприметная деталь, говорящая: да, церковьбыла. Внутри, уже за стеной, с южной сторонымалюсенькое каменное гульбище под крышей. Маленькоеда есть, с выходом на боевую стену и взглядом на изнанку мирной жизни царицыных палат.

Когда ворота в Красной башне были открыты, снаружи входящий видел длинный сводчатый проход, потом светлое пятно открытого места, потом арку под церковью, лестницы, своды, поворот, опять лестницыи наконец внутренность монастыря. ПрямоРождественский собор, за нимжилой корпус со сводчатыми галереями, налевоцарицыны палаты, направоцарские палаты, за спинойколокольня с трапезной и построенная при Софье (дочке Марии Ильиничны и Алексея Михайловича) Преображенская церковь.

Колокольню начали строить в 1652 г., закончили в 1654-м. И сам царь, и его строители не могли не знать, что в 1652 г. патриарх Никон запретил строительство шатровых церквей по всей Руси: «островерхих... храмов отнюдь не строить». Чем они ему досадили, островерхие, – так и неизвестно. Похожестью на католическую готику? – Так он её не видел сроду, крестьянин по рождению, ни в Реймсе, ни в Париже, ни в Кёльне не бывал. Но не это сейчас нам интересно. Ещё оставаясь «собинным» другом Никона, государь махнул рукой на его указания и построил-таки церковь Сергия Радонежского в шатровой колокольне. «Царь яили не царь?» (А Милославские, родственники царицы Марии Ильиничны, и позже умудрились поставить ещё два шатра под Москвойв Лыткарино и в Аннино). Глядя на колокольню, и правда, нельзя не признать: и хороша, и мила, а что худого в шатрах для Русинепонятно. Вот тут онисовсем не плохи, и вроде никакой обиды для веры в себе не таят. И стройно, и весело, и воздушно. Ну прямо беседки с деревянными перильцами.

Какая-то специальная должна была быть причина, чтобы через 13 лет после постройки колокольни, в 1667 г., после давно прошедших чумы и медного бунта, ещё при жизни Алексея Михайловича и за два года до смерти Марии Ильиничны, испортить силуэт шатров с юга новой  П-образной каменной подвеской для колокола весом в 35 тонн (подобие которого и ныне там висит). По ком должен был звонить этот колокол? Строитель не хуже нас видел, что портит, но всё же учинил эту прибавку с башенкой для часов, пренебрёг красотой для памяти и для звука. Звук и правдаредкий. А в память чеготак никто и не знает. Обидно.

К колоколам ведёт лестница в стене, крутая и узкая. Не снаружи, деревянная и под крышей, не внутри помещения, а в стене. Зачем же им было именно в стене-то лестницу делать? Это ведь какие сложности: наклонная сама лестница, наклонный свод сверху, огромная пустотелая толщина стены, поворотные площадки, вечные потёмки и теснота, двое встречных не разойдутся. Хочется подумать, что для таинственностиникто не видел, чтобы кто-нибудь поднимался, а колокола зазвонили. Но кто же не знает, что в церкви и в монастыре звонари есть? Или, может быть, звук по этим лестницам, как по голосникам в церкви, как-то по-особому распространяется? Что народу мало ходит, что зимой снег чистить не надо, что поздней осенью ступеньки не обледеневают, что внешнюю и внутреннюю красоту портить лестничными маршами негожевсё как-то не то, малы причины. Трудности при строительстве, расход материалакуда больше, чем эти причины. Нет, для какого-то другого резона стены колокольни снабдили лестницами внутри. Строительзнал, а мынет.

Восстановленное сегодня парадное высокое крыльцо колокольни когда-то вело не только наверх, но и в одностолпную трапезную, изумившую в 1656 г. и гостившего тут патриарха антиохийского, и его сына Павла Алеппского, который оставил несколько оторопелое (от неожиданного величия увиденного им в северной стране), но благожелательное и даже восторженное описание путешествия по Руси.